Цитаты из повести Шинель

Вне этого переписыванья, казалось, для него ничего не существовало

Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?

Родился Акакий Акакиевич против ночи, если только не изменяет память, на 23 марта.

Обыкновенный разговор его с низшими отзывался строгостью и состоял почти из трех фраз: «как вы смеете? знаете ли вы, с кем говорите? понимаете ли, кто стоит перед вами?» Впрочем он был в душе добрый человек, хорош с товарищами, услужлив; но генеральский чин совершенно сбил его с толку.

Ничего нет сердитее всякого рода департаментов, полков, канцелярий и, словом, всякого рода должностных сословий. Теперь уже всякой частный человек считает в лице своем оскорбленным всё общество.

Он просто не знал, как ему быть, куда деть руки, ноги и всю фигуру свою.

Чиновник нельзя сказать чтобы очень замечательный, низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу, с морщинами по обеим сторонам щек и цветом лица что называется геморроидальным

Ребенка окрестили; при чем он заплакал и сделал такую гримасу, как будто бы предчувствовал, что будет титулярный советник.

Цитаты из повести Шинель

 

Ведь нельзя же залезть в душу человека и узнать все, что он ни думает.

Фамилия чиновника была Башмачкин.

Вряд ли где можно было найти человека, который так жил бы в своей должности. Мало сказать: он служил ревностно, — нет, он служил с любовью. Там, в этом переписыванье, ему виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир.

Читайте также:  Цитаты из Старухи Изергиль

Надобно знать, что шинель Акакия Акакиевича служила тоже предметом насмешек чиновникам; от нее отнимали даже благородное имя шинели и называли ее капотом.

И много раз содрогался он потом на веку своем, видя, как много в человеке бесчеловечья, как много скрыто свирепой грубости в утонченной, образованной светскости, и, боже! даже в том человеке, которого свет признает благородным и честным

Ребенка окрестили, причем он заплакал и сделал такую гримасу, как будто бы предчувствовал, что будет титулярный советник.

Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?

Нет, нельзя поправить: худой гардероб!

Ну уж эти французы! Что и говорить, уж ежели захотят что-нибудь того, так уж точно того

Из высшего общества, от которого никогда и ни в каком состоянии не может отказаться русской человек

Написавшись всласть, он ложился спать, улыбаясь заранее при мысли о завтрашнем дне: что-то Бог пошлет переписывать завтра?

В полиции сделано было распоряжение поймать мертвеца во что бы то ни стало, живого или мертвого.

Так уж на святой Руси всё заражено подражанием, всякий дразнит и корчит своего начальника.

Нужно знать, что Акакий Акакиевич изъяснялся большею частью предлогами, наречиями и, наконец, такими частицами, которые решительно не имеют никакого значения.

Но красотою, как кажется, она не могла похвастаться; по крайней мере, при встрече с нею, одни только гвардейские солдаты заглядывали ей под чепчик, моргнувши усом и испустивши какой-то особый голос.

Читайте также:  Цитаты из книги Гамлет

Он сделался как-то живее, даже тверже характером, как человек, который уже определил и поставил себе цель.

Когда явился доктор, то он, пощупавши пульс, ничего не нашелся сделать, как только прописать припарку, единственно уже для того чтобы больной не остался без благодетельной помощи медицины

Цитаты из повести Шинель

 

Акакий Акакиевич не предавался никакому развлечению.

Впрочем место его и теперь не почиталось значительным в сравнении с другими еще значительнейшими. Но всегда найдется такой круг людей, для которых незначительное в глазах прочих есть уже значительное.

Так уж на святой Руси всё заражено подражанием, всякой дразнит и корчит своего начальника.

Он сделался как-то живее, даже тверже характером, как человек, который уже определил и поставил себе цель.

Исчезло и скрылось существо, никем не защищённое, никому не дорогое, ни для кого не интересное, даже не обратившее на себя внимание и естество наблюдателя не пропускающего посадить на булавку обыкновенную муху и рассмотреть её под микроскоп.

Так что, наконец, Акакий Акакиевич раз в жизни захотел показать характер и сказал наотрез, что ему нужно лично видеть самого частного, что они не смеют его не допустить, что он пришел из департамента за казенным делом, а что вот как он на них пожалуется, так вот тогда они увидят.

Читайте также:  Цитаты из Гордость и Предубеждение

Мало сказать: он служил ревностно, – нет, он служил с любовью.

Ветер, по петербургскому обычаю, дул на него со всех четырех сторон, из всех переулков.

Оставался в том приятном положении, лучше которого и не выдумаешь для русского человека, то есть, когда сам ни о чем не думаешь, а между тем мысли сами лезут в голову, одна другой приятнее, не давая даже труда гоняться за ними и искать их.

Этот весь день был для Акакия Акакиевича точно самый большой торжественный праздник.

Когда явился доктор, то он, пощупавши пульс, ничего не нашелся сделать, как только прописать припарку, единственно уже для того чтобы больной не остался без благодетельной помощи медицины

В департаменте не оказывалось к нему никакого уважения

Сострадание было ему не чуждо; его сердцу были доступны многие добрые движения, несмотря на то, что чин весьма часто мешал им обнаруживаться.

И Петербург остался без Акакия Акакиевича, как будто бы в нем его и никогда не было.

С этих пор как будто самое существование его сделалось как-то полнее, как будто бы он женился, как будто какой-то другой человек присутствовал с ним, как будто он был не один, а какая-то приятная подруга жизни согласилась с ним проходить вместе жизненную дорогу, – и подруга эта была не кто другая, как та же шинель на толстой вате, на крепкой подкладке без износу.




Также вас может заинтересовать

Adblock
detector